Против правил: как я проехал 22 страны Европы без денег в кармане

ams-ukr

andriyАндрий Луцик у свои 20 з лишним рокив уже зумив побачити, напевно, бильше краин, ниж кожен з нас. Починаючи з видвидин Америкиподорожи навколо Балтийського моря, завершуючи пидкоренням найвищои вершини Европи, Ельбрусу, вин продовжуе надихати своими мандрами багатьох читачив. Минулого року Андрий виришив здийснити своеридний социальний експеримент, перевиривши на самому соби, чи можливо доихати з Амстердаму до Украину, не витрачаючи при цьому грошей. Як бачите – це можливо: хлопець перетнув половину Европи и написав захоплюючу розповидь про свои пригоди. 

Третья ночи, один из парков в центре Амстердама:

— Эй! Кто там? Ану вылезай! – одарив меня фонариками, местная полиция разрушает мой уютный сон. Сложив палатку, рассвет я встречаю на скамейке, обнявшись со своим рюкзаком. Впереди – 22 страны, никакого плана и денег, сотни историй и бесконечность человеческого добра – сегодня на два месяца я падаю в непредсказуемую струю дороги.

Night

Несколько машин – и я в Брюсселе. Сотни туристов на центральной площади города фотографируют свой фейс на каждую сторону света и стоят, обновляя страницу в фейсбуке, в надежде увидеть свеженькие лайки. Хочется поскорее вернуться на трассу.

Еще одна ночь в парке – и на следующий день меня приглашает в свой дом возле Люксембурга байкер, прожект-менеджер и владелец тренажерного зала по имени Марк. Теплый вечер проводим за разговорами на террасе, попивая пиво с его семьей. Идеальный релакс. Утром, оставив свою традиционную открытку со Львова, мы прощаемся и Марк отвозит меня в центр города.

Следующая остановка – Париж. Эти 400км я проезжаю одной машиной и падаю на траву перед Эйфелевой башней как раз на закате. Гуляя по улочкам города, попадаю на бесплатный фуршет и уже за полчаса силой запихиваю в себя пасту в квартире Тико – частного водителя президента и премьер министров Французской Полинезии. В маленькой комнате с ним, его шестимесячной дочкой и женой нашлось место и для меня.

DCIM100GOPRO

Ежедневно десятки новых историй, мечтаний и переживаний – насколько же можно сблизиться буквально за несколько минут искренних разговоров. Все такие разные,но одновременно такие одинаковые – каждый просто бегает в поисках своей нирваны, хочет любить и быть любимым.

Километры за километрами – я проезжаю сонные озера на севере Швейцарии и гуляю уютными и спокойными улицами столицы Лихтенштейна. Пробираясь серпантинам через заснеженные вершины и поселки в долинах, уже по темноте я добираюсь в городок Цермат и поднимаюсь ночным лесом, в надежде увидеть прекрасный Маттерхорн. Пара блестящих глаз наблюдает за мной из кустов. Страха в них больше чем в меня, но я все равно сжимаю в руке свой швейцарский нож.

DSC_0285

После дня в палатке под дождем и холодной ночи на высоте 2500м возле озера Штеллизее, с восходом солнца меня будит стадо овец и передо мной открывается давно желанная заснеженная вершина. Здесь только я и Маттерхорн на горизонте. Побудем вдвоем, пока сонные туристы получат свои тела из-под уютных одеял. В таких местах начинаешь чувствовать себя частицей всего, а не простым одиноким роботом бетонных лабиринтов. Просидев с час просто любуясь всем вокруг, я пакуюсь, и с широкой улыбкой спускаюсь вниз по горным тропам под Кодалайн в наушниках.

К Берну меня довозит учительница немецкого Сара, которая и приглашает к себе. В доме все вегетарианцы, ее сын – буддист, а на заднем дворе они выращивают марихуану. Сара готовит ужин и рассказывает о своих приключениях во время путешествия автостопом в Грецию в 1983 году. Дорога подарит правильных людей, достаточно просто ей отдаться.

DCIM100GOPRO

Дождит, останавливаться никто не хочет. Следующую ночь я провожу в безлюдном парке среди мокрых листьев. Все дальше на юг, через снега, узенькой дороге национального парка Меркантур – и я опиняюсь на солнечном пляже среди пальм и кактусов. Вокруг полиция, камеры, гражданские с рациями – Монако компенсирует свой размер идеальным порядком. Перелезши через забор, я пробираюсь на небольшой крыша с видом на ночное море. Но, не успев разложить каремат, меня освещает мощный свет фонарика и неизвестный голос приказывает не двигаться. Полиция проверяет документы и говорит убираться дальнейшее – впискою моей оказалась местная тюрьма.

Monaco

Мириам, которая только что прилетела после полтора месяца в индийском храме, видит на обочине меня и решает остановиться. С виду – типичная жительница Индии, хотя на самом деле немка, которая просто родилась не в том месте. Два последующих дня я провожу с ней. Она часами рассматривает камешки на пляже, на крыше своей легковушки возит огромные листья пальм, по несколько раз в день теряет ключи от машины, в поисках просто перекладывая все из сумки в сумку, постоянно засыпает за рулем, врезается в столб и плачет:

— Ненавижу! Я хочу повыкидывать все карточки, телефон и жить в джунглях вместе с Садху не имея ничего!

ITALY

Доев черешни на набережной, мы прощаемся и Мириам обещает принести мне утром завтрак, но так и не приходит.

Освежившись в море, я возвращаюсь на трассу. Светит солнце, я слушаю джаз – мне абсолютно все равно, что было вчера и меня не волнует что будет завтра, я просто с восторгом наблюдаю, не подозревая, что будет дальше и в этом весь кайф.

Вечер на заправке, ночь на заправке, утро на заправке – итальянский стоп перестает работать и 400км от городка Манарола до Рима я играю в прятки с проводниками скорого поезда. Помахав Папе в Ватикане, пора снова поворачивать на север. Из бесконечности итальянских заправок, где я, казалось, погряз уже навсегда, меня спасает Иван:

— Давай со мной, до самого Тернополя. – звучит соблазнительно, но прощаюсь я с ним возле окружной Любляны.

Две машины – и я ложусь в траве на берегу Бледського озера. Из ресторана рядом доносится музыка Шопена, утки медленно плавают, задумавшись над смыслом жизни и у меня совершенно отпадает желание возвращаться домой.

С молчаливыми сербами я доезжаю в Загреб. Основной задачей на сегодня является попратись и помыться, что я успешно реализую в одном из хостелов, где никто на меня внимания так и не обратил.

Водители, увидев меня с табличкой “Београд” на выезде из города, сигналят, но останавливаться никто не хочет. Наконец притормаживает лысый мужичок в темных очках:

— Ты идиот? Хорваты ненавидят сербов. Повезло, что не избили. – он завозит меня в ресторан, заказывает порцию гуляша, лимонад и рисует табличку с названием последнего города перед границей с Сербией – Жупаня.

В Београд я вриваюсь на скорости 180км/ч под сербский клубняк. Вокруг чекушки, цыгане, дома облеплены кондиционерами. В центре все обидаються поп-корном и закупаются футболками «I love Russia». Православия. Я раскладываю свою палатку возле карусели в парке аттракционов.

DSC_0615

DCIM100GOPRO

Одно из сербских сел по дороге в Боснию и Герцеговину — смугли подростки розгулють с пивом в завужених камуфляжных штанах и ярких найках, пиная пустые бутылки, разбросанные по земле, а беззубый дедушка едет на телеге по разбитой дороге в своем потертом пиджаке.

— Здесь тебе никто не остановится. Это Сербия. – говорит молодая девушка, гуляя со своим песиком.

Тормозит старенькая легковушка, я перевожу громадный арбуз на заднее сиденье и еду дальше.

Услышав о Косово в моих планах все сразу начинают активно меня отговаривать – “там мафия, убийства и опасность, ты можешь заснуть и больше не проснуться”. От этого мне становится только интереснее.

DSC_0735

За окном появляются мечети и снова вырастают горы. Я проезжаю Сараево, Мостар и каньонами и глубокими ущельями, затопленными горными озерами ,добираюсь в столицу Черногории – город Подгорица.

Магазины, супермаркеты, памятники и площади – все города начинают казаться одинаковыми и неинтересными.

Я медленно ползу по раскаленному асфальту, выбираясь за пределы города и заливаюсь потом. Зеленые вершины переходят в безграничный степь с мутным пожелтевшей воздухом и едва заметными очертаниями хребтов на горизонте. Албания. Горы арбузов на обочинах чередуются с пузатыми гаишниками, а смуглый мальчик просит купить у него маленького белого кролика.

DSC_0740

Несколько дней назад местный пристрелил неподалеку молодую пару из Чехии, о чем я и слышу в каждой машине. Вечером, голосуя на выезде из Тираны, вокруг меня образуется тусовка хелперов-албанцев.

— Смотри, там автостания, а вот там – полиция. Они тебя спасут! – наверняка говорили они, отказываясь верить в силу албанского автостопа.

Один из них, парень лет шестнадцати, оказался самым полезным и, спросив разрешения у папы, пригласил меня домой.

По дороге в Косово я два часа под народные песни в исполнении воспалительного дедушки наслаждаюсь крутыми скальными берегами озера Коман и попадаю в небольшое село у границы. Под ногами путаются черепахи, змеи и разнообразные ящерицы. Люди здороваются, спрашивают откуда я, водители сигналят и машут рукой. Вечереет, я обращаю на двор одного из домов и спрашиваю в компании ребят моего возраста можно было бы здесь переночевать. В семье все мусульмане, английского никто не знает. Женщина сразу накрывает на стол, в комнате появляются все новые люди. Мне наливают ракию, чашку самого вкусного в мире кофе и с интересом ждут мою реакцию на этот божественный албанский микс. Я растерянно смотрю на них и все смеются.

Утром мне останавливается первая же проезжающая машина. Порозглядавши печати в паспорте, удивленный пограничник никак не может вспомнить нужна ли мне виза для въезда. Я успокаиваю его своей шенгенкою, получаю штамп и еду дальше.

В Косово меня таки никто не зарезал и не продал на органы. Подняв большой палец, ждать здесь не дольше пяти минут. По Приштине разгуливают военные НАТО в камуфляжной форме, с крыши многоэтажного отеля следит за всем Статуя Свободы, а бульвар назван в честь Билла Клинтона. Одним из моих водителей оказывается местный золотозубой рэпер Доганос, который дарит мне кепку и приглашает показать свой обувной магазин и родной городок Качаник.

— Ты только посмотри на эти мечети, на эти деревья, на этих людей! Посмотри на них! – он просто кайфует от всего, что видит. Мы зидаемо по бургеру и доезжаем до границы с Македонией.

Скопе поражает идеально вылизанным центром с памятниками и статуями самых разных размеров. Туристы катаются на двухэтажных красных автобусах, ни на секунду не выпуская из рук свои фотоаппараты, а местный бездомный рассказывает, что в стране действительно кризис и безработица.

Адская греческая жара заставляет стопить пустой бутылкой “Моршинская спорт”. Несколько глотков холодной воды – вот и все, что мне нужно. Так и не встретив богов на вершине Олимпа, весь день спускаюсь дальше на юг с дальнобойщиком из Каменца-Подольского. Он останавливает фуру на обочине, мы жарим домашние блинчики с мясом, попиваем чаек и споглядаем гористые просторы Греции. Разве не идеально?

— Собачья у меня работа. Я бы лучше говно на ферме весь день лопатой бросал! – жалуется Василий и довозит меня до самых Афин.

Просидев часов пять возле порта с расписанным куском картона, я собираю пятьдесят евро и один банан и готовлюсь к пятнадцятигодинного чилу на огромном лайнере. Навстречу идут свижоприбувши сотни сирийцев с маленькими рюкзаками и надеждой в глазах, оставив позади окончательно перечеркнутое прошлое.

DSC_0963

Корабль пришвартовывается практически на каждом острове по дороге и наполняется громкими бизнесменами с огромными корзинами, которые бегают наперегонки, выкрикивая что-то непонятное и стараются накормить сонных пассажиров,разбросанных по полу коридоров. Это все напоминает родную Мукачевскую электричку, я закутуюсь в спальник и, улыбнувшись, засыпаю.

DCIM100GOPRO

Сменив две машины, мне останавливается блестящий крайслер, в котором уже за темноты я и вриваюсь в двадцятисемимильйонний Стамбул.

— Я таки рад, что подобрал тебя. Удачи! – счастливо пожимает мне руку водитель, с которым мы общались исключительно через гугл транслэйт. Вот это и есть успешный автостоп.

DSC_0979-2

Центр города переполнен беженцами, которые целыми семьями кочуют с газона на газон. Ближайшее дерево для них – туалет, а трава – мягенький матрас. Я тоже не заморачиваюсь над выбором вписки и раскладываю свою палатку под пальмой перед мечетью султана Ахмета.

Выбираться из таких мегаполисов не просто. Безуспешно помахав водителям в километровых пробках я ночую в аэропорту и на следующее утро ловлю свой дебютный мотоцикл. Ветер сдувает очки с лица, я крепко держусь,стараясь не перевернуться обратно – на скорости 150км/ч мы переганяем унили легковушки.

DSC_1027

Хочется побыстрее добраться домой, но предложение молодой болгарской пары поехать с ними на пати к друзьям кажется слишком интересной, и я не могу отказать. Несколько напивзакинутих деревянных домов, большой двор, вокруг фруктовые деревья. Девушки в одних трусах купаются в реке, ребята с пивом валяются на берегу. Целое лето здесь тусуются стоперы-бродяги с найризманитниших уголков мира. Вечером мы топим громадный костер, пем ракию и заливаем ее вином и пивом. Из колонок раздается болгарский металл, все бегают и веселятся. Я нахожу немного свободного места в сене между вырубными телами, тут и засыпаю до утра.

DSC_1054

Болгария не хочет отпускать – на следующий день я вписываюсь в Велико Тырново, где весь день мы пем пиво и готуем спейскейк. Свой кусочек зидаю уже на завтрак, прощаюсь и выхожу на трассу. Поняв во второй машине, что я просто смотрю вперед и молчу даже не зная как выглядит водитель рядом со мной, стало ясно, что спейскейк таки работает. Меня высаживают возле границы с Румынией. Двигаться дальше не хочется и, перекусив, я ложусь на траву под ближайшим деревом и рассматриваю медленно падающий белый цвет на фоне голубого неба.

DSC_1065

В одном из последних румынских городков встречаю девятку с номерами UA.

— Добрый день! Подбросите через границу?

Мне не отказывают и я начинаю рассказывать о своих приключениях постний бабки рядом и двум пацанам в кепках на передних сиденьях.

— И что это такое тот автостоп? Ваще без денег?

Поняв, что платить я им не собираюсь машина останавливается и я вылетаю на улицу вместе со своим грязным потертым рюкзаком так и не доехав несколько километров до границы. WELCOME HOME.

Фото, текст, видео: Андрей Луцик

P. S. Заходите по открыткам!

Львов – вул. Коперника 28, магазин “Like by Look”

листивки